Личный опыт: ВИЧ-положительные люди — о лечении от коронавируса

Во время пандемии у людей с ВИЧ может быть больше поводов для страха и сомнений, чем у других. Стоит ли раскрывать врачу свой статус? Насколько высок риск тяжело заболеть? ВИЧ-положительные заражаются коронавирусом чаще, чем остальные? Менять схему терапии из-за ковида нормально? «СПИД.ЦЕНТР» собрал актуальные исследования о связи ВИЧ и COVID-19, задал вопросы врачу-инфекционисту и поговорил с ВИЧ-положительными людьми, которые лечились от коронавируса в России.

С начала пандемии ученые пытались выявить особенности течения болезни у разных групп, в том числе у людей с ВИЧ. В марте текущего года было опубликовано исследование испанских ученых, которые наблюдали за течением болезни у пятерых пациентов с ВИЧ, принимающих терапию. На время лечения им изменили схемы приема лекарств. Двое пациентов в итоге оказались в реанимации. Исследователи отметили, что сделать общие выводы невозможно: все пациенты были мужчинами (двое из них — трансгендерные люди) моложе пятидесяти лет, за другими группами людей ученые не наблюдали. При этом болезнь у испытуемых в целом протекала так же, как и у людей без ВИЧ.

Кроме того, COVID-19 у этих пятерых пытались вылечить измененными схемами АРТ с ритонавиром и дарунавиром. Дальнейшие исследования показали неэффективность этих препаратов в лечении коронавируса. По окончании лечения пациенты вернулись к прежним схемам АРТ. На момент публикации первого исследования один из пациентов все еще находился в реанимации, но выжил и был выписан в конце апреля.

В целом исследования показывают, что примерно 1 % людей, зараженных коронавирусом, являются также ВИЧ-положительными, причем в разных странах это значение примерно одинаково. В то же время некоторые исследователи утверждают, что определить точный процент людей с ВИЧ и коронавирусной инфекцией невозможно, в том числе потому, что нет универсального тестирования на ВИЧ для больных коронавирусом.

Что врачи говорят о COVID-19 у людей с ВИЧ?

Исследования других коронавирусов в 2003 и 2015 году показали, что у людей с ВИЧ риск заражения и тяжелого течения болезни ниже, чем у остальных, если они принимают терапию — это связано именно с влиянием АРТ. При этом болезнь у людей с ВИЧ может длиться дольше из-за подавления иммунитета. У людей с высокой вирусной нагрузкой и сопутствующими заболеваниями риск заболевания выше.

Врач-инфекционист, кандидат медицинских наук Елена Орлова-Морозова рассказала «СПИД.ЦЕНТРу»: в случае с новым коронавирусом пока нельзя сказать, что люди с ВИЧ болеют COVID-19 реже или легче остальных — нужны дополнительные исследования. При этом существующие исследования позволяют предполагать, что ВИЧ-положительные люди не находятся в группе риска тяжелого течения болезни. И все же подавление иммунитета у людей с ВИЧ может повышать вероятность цитокинового шторма — состояния, при котором иммунитет атакует клетки и ткани организма.

Кроме того, к факторам риска относят низкое число клеток CD4. При этом некоторые заболевания, осложняющие течение болезни, чаще встречаются у людей с ВИЧ (например, сердечно-сосудистые заболевания). По словам Елены Орловой-Морозовой, в группу риска попадают те, у кого ВИЧ-инфекция прогрессирует, люди с выраженным иммунодефицитом и люди, принимающие неэффективную терапию. Также высокому риску подвержены люди с ВИЧ пожилого возраста или имеющие заболевания легких и сердца.

В целом врачи и ученые говорят о том, что проведенных исследований недостаточно, чтобы говорить об особом течении болезни у ВИЧ-инфицированных пациентов. Специалисты из Центра контроля и профилактики заболеваний США утверждают, что для людей с ВИЧ, принимающих терапию и имеющих неопределяемую вирусную нагрузку, ковид не более опасен, чем для всех остальных.

 Врач-инфекционист, кандидат медицинских наук Елена Орлова-Морозова.

Такой же точки зрения придерживается Елена Орлова-Морозова: она считает, что для людей с ВИЧ, принимающих эффективную АРТ, нет особых рисков. При этом врач не рекомендует лечить коронавирус антиретровирусными препаратами и менять схему лечения. Эффективность антиретровирусных препаратов в лечении коронавируса не доказана, а их использование без необходимости может привести к тому, что люди, которым нужны именно эти лекарства, не смогут их получить.

Больные с ВИЧ могут принимать препараты, которые используются для лечения коронавируса, но важно до начала лечения проверить, как взаимодействуют лекарства от COVID-19 с терапией. Это можно сделать с помощью специальных баз данных.

По словам главного внештатного специалиста по ВИЧ-инфекции Минздрава РФ, руководителя международного центра вирусологии медицинского института РУДН Алексея Мазуса, в России на 27 октября было выявлено 4,7 тысячи случаев заражения коронавирусом у ВИЧ-положительных людей. «СПИД.ЦЕНТР» поговорил с ВИЧ-положительными людьми, которые лечились от коронавируса в России.

Личный опыт Веры 

Вера принимает терапию и имеет неопределяемую вирусную нагрузку. Когда началась пандемия, в зоомагазине, где она работает, стали использовать средства защиты — маски и перчатки. Руки и поверхности обрабатывали антисептиком, использовали бесконтактную оплату. Несмотря на это, Вера понимала: рано или поздно она может заболеть — потому что работает в общественном месте, а покупателей порой было сложно убедить хотя бы надеть маску.

Сначала она почувствовала ломоту в мышцах, как после интенсивной тренировки, но не связала это с возможной болезнью. Уже потом, на работе, девушка поняла, что не ощущает вкуса кофе — тогда появились подозрения, что она заразилась коронавирусом. Вера вызвала врача и сделала тест, результат оказался положительным.

В качестве лечения врач прописал антибиотик азитромицин, витамин C, ингаляции и таблетки Лазолвана. Важно отметить, что в методических рекомендациях Минздрава указано: при COVID-19 антибиотики назначают только при симптомах присоединения бактериальной инфекции — лейкоцитозе (повышенном уровне лейкоцитов в крови), высоком уровне прокальцитонина (вещества, которое выделяется клетками в ответ на бактериальную инфекцию) и гнойной мокроте. Бактериальная инфекция развивается всего у 7-8 % госпитализированных с коронавирусом.

Еще Вере порекомендовали вести дневник, в котором нужно было фиксировать температуру и любые изменения самочувствия. По словам девушки, температура во время болезни не поднималась выше 37,5° C, были дни, когда температуры не было совсем, и в целом болезнь протекала достаточно легко, поэтому госпитализация не понадобилась.

О своем ВИЧ-статусе Вера сразу предупредила врачей, чтобы подобрать лечение без иммуностимуляторов, врачи отнеслись к этому спокойно. «Я считаю себя молодой, и организм у меня сильный», — говорит Вера. Год назад она болела пневмонией и «еле выкарабкалась», поэтому было с чем сравнивать. Вера наблюдала за состоянием своего организма и понимала, что в этот раз болезнь переносится легче, поэтому страха не было. Лечение заняло около месяца — сейчас девушка здорова и постепенно восстанавливается.

История Муминат из Махачкалы

Муминат живет в Махачкале и принимает антиретровирусную терапию с ноября 2019. В начале лечения была схема с Калетрой, от которой у нее начались сильные побочные эффекты, и препарат пришлось заменить. Одновременно с этим девушка принимает терапию для лечения туберкулеза.

В первые несколько дней, по словам Муминат, у нее не было никаких симптомов коронавируса. Затем состояние резко ухудшилось: поднялась температура, было тяжело дышать, сильно ломило мышцы. Так она оказалась в больнице, где ВИЧ-положительные люди с ковидом лечились отдельно от других пациентов.

Для лечения коронавирусной инфекции Муминат назначили Калетру — как препарат от ковида и ВИЧ одновременно. Несмотря на побочные эффекты в прошлом, Муминат согласилась, посчитав, что врачам виднее. Так она оказалась в реанимации — гемоглобин стал критически низким, ухудшилась биохимия крови, лечение негативно повлияло на состояние печени, появился новый очаг туберкулеза. Муминат считает, что врачи «недосмотрели» и такие результаты можно было предотвратить.

Республиканский центр инфекционных болезней, профилактики и борьбы со СПИДом имени Магомедова, Махачкала. Фото: rcibrd.ru

По ее словам, к больным относились в целом плохо: врачи не уделяли достаточно внимания, младший медперсонал ругался и отчитывал больных. По мнению девушки, это связано и с ВИЧ, и с коронавирусом. Она рассказала, как в начале лечения попыталась поговорить с врачом о том, что чувствует себя хуже, но от нее практически отмахнулись, сказав, что все нормально.

Лечение коронавируса заняло полтора месяца. «Было страшно, — говорит Муминат, — у меня и так два непростых заболевания».

Юлия: страх раскрыть статус 

Юлия принимает терапию, у нее нет сопутствующих заболеваний, но есть хронический бронхит, который усилился из-за коронавируса. Сначала болезнь выглядела как легкая простуда: ощущалась слабость, немного поднялась температура. При этом сильно ломило мышцы спины, на несколько дней пропали обоняние и вкус — тогда Юлия стала подозревать у себя коронавирус. Девушка обратилась в больницу, но о своем ВИЧ-статусе врачам не сообщала. «У меня уже были инциденты, когда обращаешься в больницу, а на тебя смотрят так, как будто у тебя чума», — рассказала Юлия «СПИД.ЦЕНТРу».

Врачи прописали Юлии Дексаметазон — препарат, который применяется в лечении тяжелой формы COVID-19 (ВОЗ месяц, а лучше — на три. Так можно не бояться, что необходимые лекарства не получится достать из-за перебоев с поставками. Стоит отложить визиты в клинику, если это возможно, а плановые консультации с лечащим врачом проводить онлайн.

Также важно помнить, что сейчас нет лекарства от коронавируса. Ученые предполагают, что некоторые антиретровирусные препараты могут использоваться в лечении ковида, но их эффективность по-прежнему не доказана, а испытания продолжаются. Еще специалисты не рекомендуют изменять схему терапии  — это не помогает вылечить COVID-19 и может негативно повлиять на лечение ВИЧ.